Тишина над Мозелем

 
Мягкий шелест волны полусонного Мозеля,
Тишина, как предвестница вечного сна.
Мир, пугаемый только ветрами и грозами,
Где за осенью долгой приходит весна.

Умирает закат за холмами лесистыми,
Тает баржа за каменным Римским мостом,
И ожившая память волшебными искрами
Освещает былое причудливым сном.

Слышу гул равномерный, как из преисподней:
Шум и топот, и лязг – легионы идут,
Беспощадного Рима посланцы господни
Разорвут тишину – сонных духов приют.

Лаквеаторы – грозных трезубцев сверканье,
Секуторы – стена из квадратных щитов.
Легионы идут, легионы страданья
Для сегодня – свободных, а завтра – рабов.

Разве сон это – чёрные перья на шлемах,
И уверенность в лицах любимцев богов.
Впереди – звон сестерций, утехи гаремов,
Вереницы покорных и сильных рабов.

Где же я в этом диком триумфе всесильных?
Где победно шагает когорта моя?
Не рождён убивать, ненавижу насилье-
Вот в колонне рабов скорбно шествую я.

Но блеснула луна за свинцовыми тучами,
И исчезли виденья в пугающей мгле.
Где вы ,гордые воины Рима могучего?
И какой вы оставили след на земле?

Пусть как дым от костра вы в столетьях растаяли,
И потомков нигде не отыщется след,
Порта Нигра да Термы вы Триру оставили,
Память в римских названьях на тысячи лет.


Вновь виденье: кресты на щитах и знамёнах,
Кровь и слёзы, и именем Бога – разбой.
И бросаются в Мозель еврейские жёны,
Чтоб остаться еврейками,значит, – собой.

И опять пелена, небо странно и мглисто,
И по древнему городу топот и стон:
Это предков моих убивают фашисты,
Это в вечность евреев везёт эшелон.

Я сижу в закупоренном душном вагоне,
Жёлтым знаком надежды – Давида звезда.
Провожают меня чистых станций перроны,
Лают псы и ползут в Бухенвальд поезда.

Всё течёт, как вода полусонного Мозеля.
Пусть пребудет над Триром вовек тишина,
Край, пугаемый только ветрами и грозами,
Пусть за осенью сразу приходит весна.

 

Февраль 2002г.