Как Вам в Германии?

 
Есть такой очень старый анекдот. Встречаются два приятеля:
— Ну что, ты уже, наконец, женился, или всё также сам себе стираешь, готовишь и моешь полы?
—Ты знаешь — и то, и другое!
Эмиграция — это, конечно, не женитьба. Это значительно хуже, значительно тяжелее. Потому что женимся мы молодыми, и у нас есть время привыкнуть к «прелестям» семейной жизни. А в эмиграцию мы «попали» в таком возрасте, когда привыкать к её «прелестям» времени уже не осталось. Я имею в виду именно тех, кому таки времени не очень много осталось. Если Вы подумали, не дай Б-г, что я жалею о том, что уехал «оттуда» и приехал «сюда», то это не так. Какой смысл, спрошу я Вас, жалеть о том, что женился, когда уже выросли внуки?
И какой смысл жалеть об эмиграции, спрашиваю я себя, когда мы все уже «здесь»?
Но если Вы спросите нас с женой: что изменилось в нашей жизни с приездом в Германию, то мы дружно ответим Вам приблизительно так же, как в том старом анекдоте. И это будет чистой правдой. С некоторыми улучшениями, но и с некоторыми ухудшениями — то же. Судите сами.
Там мы не были богатыми, но мы и не голодали. Потому что, если у тебя есть не только высшее образование, но ещё и немного мозгов и пара рук, то твоя семья уже не сидит на одном хлебе. Здесь мы тоже не едим один хлеб, хотя и диплом, и голова, и даже руки наши здесь нужны, как в огороде пианино.
Жена целыми днями стоит у плиты, а я ей помогаю. Она и там от плиты не отходила. Вы думаете: мы так много едим? Не больше, чем раньше. Но кушать всё-таки надо. И не только нам с женой. Если «там» жене нужно было приготовить обед и внуку, который со школы идёт не к маме, которая целый день на работе, а к бабушке, которая целый день стоит у плиты, то «здесь» нужно готовить обед тому же внуку, который из гимназии идёт не домой к маме, которая всё равно целый день на работе, а к бабушке, которая всё равно целыми днями стоит у плиты.
«Здесь» в магазинах есть любые соленья и варенья, но жена это делает вкуснее и дешевле — как и «там». «Там» мы смотрели русское телевидение и разговаривали друг с другом и со знакомыми по-русски. А «здесь»? И совсем не потому, что нам не нравится немецкий язык. Скорее мы ему не нравимся и уже не понравимся. «Здесь» я имею возможность посещать синагогу. «Там» тоже уже открылись синагоги, и я мог бы ходить и молиться за своих детей и внуков. «Там» я больше всего любил свою семью и не очень любил власть. И «здесь» я не меньше люблю своих детей и внуков и не очень люблю правительство. Там мне всё давали партия и родное правительство. Правда, этого «всего» всегда не хватало. Здесь нам всё даёт не родное правительство, но и тут нам на всё не хватает, потому что «всё» — это неизвестно сколько.
Моя жена «там» была больше недовольна мной, чем довольна. Думаете, «здесь» что-то в ней поменялось?
Я думаю, примеров довольно.
Так что Вы можете мне возразить? Что, у Вас всё по-другому? Я рад за Вас, если это так. Но можно мне немного посомневаться?